20dec2001

Как провалили запрет на рекламу табака. Пан має палити сiльраду! (с)

По материалам: Ростислав Касьяненко

"Вибачте — Верховну!" С таким “зауваженням” к старому анекдоту можно было найти заголовки к реакции рекламного сообщества на решение депутатов о полном запрете на рекламу табака и алокоголя. А точнее, на соответствующую поправку нардепа Сахно.

Текст поправки №19: “Ч.1 ст.8 викласти у такiй редакцiї: У рекламi забороняється: рекламувати тютюновi вироби та алкогольнi напої; Далi за текстом...”

ПРО ЩО ВОНИ ДУМАЮТЬ ПIД ЧАС РОБОТИ (c)

В преддверии выборов активисты партийных штабов и имиджмейкеры украинских парламентариев — как настоящих, так и будущих — начали активно прорабатывать доступный инструметарий для продвижения идей своих подопечных в массы. Вполне логично, что наиболее продвинутые из них обратились к ведущим рекламным агентствам. В том числе, с намеком на свои далеко идущие планы в отношении аутдора в процессе будущей кампании. На беду медиа-пленнеров и руководителей служб продаж непосредственных ОоН-операторов, их прогнозы на сей счет были не очень оптимистичны. Дескать, занято все — под завязку. — Кем это занято? — опешили бойцы идеологического фронта. — Водка, знаете ли перед Новым годом традиционно подается в аутдор. Табак — опять же... — А если все-таки поискать? — недоумевали манипуляторы общественным мнением. — Поискать всегда можно. Только за очень большие деньги, — был ответ. Дальше — пауза. Голосование 15 ноября. Звонок к аутдор-оператору 16-го утром. — Ну что, а теперь места есть? — Теперь, пожалуй, есть:(

АНАНАС НЕ ПОДВЕДЕТ (c)

Большинство экспертов рассматривали принятие новой редакции как Закона “О рекламе”, так и Закона “О языке” исключительно в контексте будущих выборов. Уже сегодня ясно, что политический капиталец из одиозного решения парламента нардепы постарались извлечь по максимуму.

К примеру, в заявлении фракции “Яблуко” от 26.11.2001 (№06-41/186-3) говорится, что “табачное лобби, контролирующее из-за границы транснациональные табачные компании, выделило около 2 млн. долларов для подкупа чиновников и кампании в СМИ” против введения в действие норм Закона Украины “О рекламе”, принятого Верховной Радой 15 ноября. Из заявления не совсем понятно, кому конкретно и какая именно сумма выделена, и почему это табачное лобби должно платить “за выпивку”:).

Не забыты в письме “Яблука” и героические усилия упомянутых выше общественных рекламных организаций: “... навiть керiвники найбiльших рекламних об’єднань не виступають категорично проти заборони реклами тютюну i алкоголю, а лише закликають до поступового введення в дiю цiєї норми закону.” Это о Письме рекламистов к украинскому Президенту.

Интересно, что такую позицию абсолютно разделяет и компания Philip Morris Ukraine, входящая во Всеукраинскую рекламную коалицию. В частности, PM выступает за ограничение тех видов рекламы табака, которые могут воздействовать на несовершеннолетних. Но она категорически против полного запрета, считая это ущемлением свободы информации для взрослого человека, сделавшего для себя осознанный выбор — курить.

“Всеукраинская рекламная коалиция разделяет заботу депутатов о здоровье нации. Однако не стоит забывать, что производство табака и алкоголя — это легальный бизнес, — считает исполнительный директор Коалиции Максим Лазебник. — Реклама — это способ информировать потребителя о качестве продукции, чтобы дать ему право свободного выбора. Ограничение такого права в любой форме противоречит Конституции. Украина постепенно интегрируется в Европу. Но раз мы выбрали для себя европейский вектор развития, то давайте придерживаться норм, которыми руководствуется Евросоюз. Здесь также считают, что табак и алкоголь пользы для здоровья не несут. Поэтому и было принято решение о полном запрете НАРУЖНОЙ рекламы табака и алкоголя с 2006 года. Т.е. производителям этой продукции дали время для того, чтобы правильно и без ущемления их бизнес-интересов распланировать свои рекламные бюджеты”.

ВСТРЕТИЛИ СТАРОГО ДРУГА? (c)

Один из рекламных аналитиков, который попросил не называть его фамилию, поделился с AdReport интересным наблюдением. В новой редакции закона убрана 21-я статья, которая до сих пор ограничивала рекламу алкогольных и табачных изделий и, в частности, запрещала их сэмплинг. То есть теоретически после подписания закона Президентом бюджеты аутдора могли бы органично перетечь в BTL.

Долой с улиц рекламу табака! Даешь водочные сэмплинги в фойе унивеситетов и на на детских утренниках! В этом контексте интересна еще одна версия относительно того, откуда “растут ноги” у 19-й поправки. Поскольку содержащиеся в законе формулировки абсолютно не ограничивают рекламу торговых марок, он выгоден, в первую очередь, уже раскрученным брендам. Таким, например, как Nemiroff или “Союз-Виктан”. Тому же Philip Morris с Мarlboro или Reemtsma с “Примой-Люкс” и т.п. “Мэтры” больше не хотят никого пускать на этот рынок. В этом случае брендодержателю водки "Мягков" еще долго придется доказывать, что их щиты анонсируют крепкий напиток, а не гастроли героя “Иронии судьбы” и “Служебного романа”. Неужели собралась десятка крупнейших рекламодателей и “отлоббировала” всех по полной программе? Слишком уж топорно и прямолинейно, чтобы быть правдой.

ВІН ДОСЯГНЕ УСПІХУ БЕЗ КУРІННЯ

По информации AdReport, большинство табачных компаний уже к началу декабря подтвердили своим агентствам прежние объемы финансирования аутдор-программ на 2002 год. Что косвенно свидетельствует либо об их непоколебимой уверенности в президентском вето, либо о намерениях переориентировать рекламу продукта на рекламу торговых марок. А может, просто о неповоротливости менеджеров или инерционности финансового планирования.

Остатется догадываться, что считать наиболее правдоподобным. Ибо даже в случае с очередным нормативным актом, ограничивающим продвижение собственно брендов, мы имеем дело лишь с законопроектом, который блуждает по коридорам профильных комитетов Верховной Рады. То есть наверняка специалисты нашли бы возможность для маневра.

Иное дело — уже принятый закон, за который проголосовали 310 депутатов. Признаться, в течение двух недель, пока гарант “думал” в кулуарах столичной рекламной тусовки можно было услышать разные версии. В большей степени — пессимистические. Скептики сходились во мнениии, что президенту подставляться с вето на счет данного законопроекта было бы нелогично.

Подарить такой козырь своим оппонентам — обвинить себя в том, что лидер державы не заботится о здоровье нации (а они, то есть оппоненты — соответственно благодетели) — на такое, дескать, Президент пошел бы вряд ли. Просматривалось и компромиссное решение, которое теоретически могло бы возникнуть в процессе переговоров с аппаратом Президента “большой тройки” (РМ, JTI, BAT). Ну, например, Леонид Данилович подписывает Закон в нынешнем виде. А сразу после выборов через парламент проходит поправка о том, чтобы вернуть рекламу табака, а заодно и алкоголя (возможно, только отечественного) в прессу и аутдор. Да и депутаты, которым на время выборов откроют эти медиа их владельцы, будут заранее поставлены перед фактом, как нужно правильно проголосовать за такую поправку. При этом контролирующим органам будет спущен неофициальный циркуляр о том, что брендовую рекламу до пересмотра закона “пока не трогать”.

На этом фоне твердое решение гаранта не подписывать Закон “О рекламе” в нынешнем виде, безусловно, делает ему честь. 14 декабря Леонид Кучма вернул его в Верховную Раду со своими замечаниями. Формально это называется НАЛОЖИТЬ ВЕТО.

Что теперь? Согласно регламенту:
— рассмотрение закона с замечаниями Президента в профильном Комитете;
— принятие решения Комитетом (согласиться с замечаниями Президента или отклонить их),
— повторное новое рассмотрение в Верховной Раде.

В настоящее время аппарат Комитета по свободе слова и информации уже подготовил новую редакцию закона с учетом поправок Президента. Правки эти следующие:
— статья про язык рекламы фактически остается в прежней редакции, т.е. аналогичной редакции старого закона со ссылкой не на Конституцию Украины, а на Закон “О языке”. Фраза про то, что язык рекламы рекламодатель определяет самостоятельно, изъята;
— вновь введен контролирующий орган-правопреемник Минпечати из старого закона — центральный орган исполнительной власти по реализации государственной политики в информационной сфере;
— убраны все конкретные названия органов исполнительной власти, взамен упоминаются некие центральные органы исполнительной власти в той или иной сфере (вопрос чистой терминологии, а не по сути);
— наконец, по поводу рекламы табака-алкоголя — в “прикiнцевi положення” закона внесена фраза о том, что запрет вступает в действие с 1 января 2003 года, а пока действуют ограничительные положения (и перечисляются фактически положения статьи 23 (21 в старом законе).

По информации Всеукраинской рекламной коалиции, закон “О рекламе” будет рассматриваться профильным Комитетом ориентировочно 9-10 января. На этом рассмотрении теоретически Комитет может принять данные поправки и направить их в зал для голосования. А может и не согласиться с ними (что маловероятно), и тогда закон поступает в зал в первозданном (проголосованном) виде, где депутаты должны набрать 2/3 голосов списочного состава, чтобы преодолеть вето Президента.

Когда закон попадет в зал — неизвестно. Возможно, что уже в январе, т.к. “ответированные” законы рассматриваются в первую очередь. Если закон проголосуют в предложенном Президентом варианте, то запретные нормы вступят в силу фактически через год, в течение которого табачные и алкогольные производители смогут перепланировать свои бюджеты. То есть как бы больно, но не смертельно и не сразу. Иными словами, цивилизованно. Как в Европе.

Авторские колонки 
Андрей Пясецкий
моБилль о правах
Агентства 
АГЕНТСТВА125
МЕДИА70
ГРУППЫ9