29nov2004

Итоги апельсиновой революции

<P><EM><STRONG>То, ?то произошло на Украине, ? самая настоящая революция.</STRONG> И это следует признать. Как бы ни относиться к революциям вообще и ноябрьской украинской революции в ?астности. <BR>Российская полити?еская элита, привыкшая жить в облаке ею же порожденных штампов, до сих пор этого не поняла. Мнение, ?то свершившееся в Киеве ? хорошо опла?енный переворот, организованный политтехнологами, ? не имеет ни?его общего с реальностью...</EM></P>

То, что произошло на Украине, – самая настоящая революция. И это следует признать. Как бы ни относиться к революциям вообще и ноябрьской украинской революции в частности.
Российская политическая элита, привыкшая жить в облаке ею же порожденных штампов, до сих пор этого не поняла. Мнение, что свершившееся в Киеве – хорошо оплаченный переворот, организованный политтехнологами, – не имеет ничего общего с реальностью.

Сотни тысяч человек вышли на улицы вовсе не потому, что им кто-то за это заплатил. И даже не потому, что им очень нравится кандидат в президенты Виктор Ющенко. Просто они заранее знали, что результаты выборов будут сфальсифицированы, а значит, новый этап украинской истории начнется на улице. Революция была неизбежна постольку, поскольку прежняя модель власти в одной отдельно взятой стране постсоветского пространства исчерпала себя.

Революция выявила кричащие противоречия между различными частями Украины. Эти противоречия существуют объективно и являются следствием истории формирования Украины как государства в ее нынешних границах. Каков бы ни был исход революции, новая политическая система Украины должна учитывать этот непреодолимый полиморфизм – иначе страна рухнет.

Проигравшей же на фоне украинской революции оказалась Россия. Причем это поражение будет зафиксировано даже в том случае, если президентом Украины все-таки станет Виктор Янукович. В результате беспрецедентно грязной и циничной предвыборной кампании, в которой официальная Москва играла не последнюю роль, доверие украинской элиты ко всему, что исходит из России, подорвано всерьез и надолго. И я не уверен, что доверие может быть в полной мере восстановлено при нынешнем хозяине Кремля.

Миф против фантома

Смертельная схватка Виктора Ющенко и Виктора Януковича стала фактически борьбой национального мифа с политтехнологическим фантомом.

Ющенко начал рассматриваться как неизбежный следующий президент Украины еще в конце 1990-х годов. При этом не только широкие народные массы, но и элиты Украины никогда не представляли, в чем, собственно, состоят идеология и жизненная доктрина будущего главы государства. На митингах люди приходили в экстаз, как только Виктор Ющенко начинал рассказывать о своем детстве, проведенном в селе Хоружевка Сумской области, о курах, козах и кабане Ваньке.

Ющенко стал воплощением аморфности и бессубъектности – качеств, которые отражают базовые глубинные представления украинского народа об идеальном лидере. Российские политтехнологи, поддерживавшие Януковича, так и не поняли, что президент Украины – это совсем не президент России. Украинский лидер – не всевластный хозяин, жесткий и справедливый взгляд которого преследует тебя денно и нощно, а скорее модератор, посредник между всеми слоями общества. Украинскому лидеру куда более приличествует гибкость, нежели неколебимая уверенность в правильности какого бы то ни было прямого пути. Именно поэтому Ющенко еще до начала предвыборной кампании стал воплощением нового национального мифа и – источником национальной надежды, символом ожидаемых абстрактных «перемен к лучшему». В ходе кампании народный кандидат на сказал ничего нового, не сформулировал ни одного тезиса, который прояснил бы его облик как политика и будущего правителя Украины. Однако это нисколько не подорвало фундамент «мифа Ющенко», с которым украинский избиратель имел – и имеет – дело.

Другой фаворит – Виктор Янукович – был, по сути дела, политико-технологическим проектом. Его кампания строилась по принципу «деньги и админресурс все перетрут», столь популярному в сегодняшней России. Не случайно надежды штаба Януковича были связаны именно с российскими политтехнологами, бравирующими своей готовностью отказаться от любых моральных ограничений.

Премьер проявил себя талантливым политиком и хорошо обучаемым человеком. Большая разница между Януковичем образца весны 2004-го и нынешней версией кандидата в президенты видна невооруженным глазом. Премьер как публичный политик не оказался в итоге ни статистом, ни мальчиком для битья. Достаточно вспомнить кульминационные теледебаты, которые Янукович все же выиграл – даже с учетом оговорки про камеру Первого национального канала, явно «помогавшую» премьеру.

Другое дело, что Виктор Янукович, увы, изначально был обречен на поражение. И этого его штаб, нашпигованный российскими специалистами плаща и кинжала, постичь так и не смог. Во-первых, уходящий президент Леонид Кучма не рассматривал Януковича как своего полноправного и полноценного преемника. Кучме скорее был нужен донецкий клан как мощный административно-финансовый кулак, способный охладить пыл победительной оппозиции во главе с Ющенко. Результатом этого должно было стать проведение конституционной реформы, переносящей центр тяжести власти в парламент. Для Кучмы Янукович и Ко были инструментом, а не целью. Потому консолидация правящей элиты вокруг премьера оказалась невозможной. Другое дело, что примерно во второй половине прошедшего лета Кучма перестал контролировать донецкого джинна, выпущенного им из бутылки, но это кардинально не сказалось на кампании Януковича с ее «родовой травмой».

Во-вторых, в соревновании с Ющенко Янукович мог выглядеть сильнее, тверже, последовательнее, конкретнее, но ни при каких обстоятельствах носитель такого рода не мог заменить соперника в качестве источника надежды. А именно последнее требовалось украинскому народу на переломе национальной истории. Логика мифа оказалась сильнее логики политтехнологий, философии политического фантома, стоящего вне реальности.

Поражение Виктора Ющенко

Мог ли Ющенко проиграть выборы? Да, безусловно, мог. Но только не Януковичу. Еще в январе 2004 года аналитическими структурами, близкими к Кремлю, был подготовлен список потенциальных кандидатов, которые могли бы успешно сразиться с лидером «Нашей Украины». В списке было 6 человек, среди них: секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Владимир Радченко, шеф Национального банка Сергей Тигипко, губернатор Одесской области Сергей Гриневецкий. По совокупности политических достоинств и мифогенных свойств все эти политики могли составить Ющенко достойную конкуренцию, больше того – победа любого из них в отличие от формально зафиксированного успеха Януковича была бы воспринята народом Украины как должное и не привела к революционному взрыву.

Но Кучма и Кремль все же сделали ставку на Януковича. Почему? Кучма – от хитрости. Ему нужен был «непроходной» официальный кандидат, дабы завести ситуацию в ступор и потребовать от политического сообщества конституционной реформы. Кроме того, он не нуждался в недвусмысленном преемнике, который воспринимался бы элитами как новый глава государства при живом президенте. Обе задачи Кучма решил. Правда, ценой потери реального контроля над ходом политической борьбы и ситуации в стране.

Кремль – от варварской бесхитростности. Никто из оставшихся в живых кремлевских специалистов не попытался вникнуть в особенности витиеватой интриги, созревшей в мозгу Кучмы. А уверенность, что «каток все продавит», не позволила даже задуматься о вероятном поражении Януковича. Дескать, и не таких к власти приводили. Так что Виктор Янукович, конечно же, никакой не российский ставленник. Он – подопытное существо, которое призвано было доказать всесилие российской политтехнологической машины. Машина не сработала. Больше того – во многом поспособствовала успеху Виктора Ющенко.

Базовый электорат «народного кандидата» составлял 26–28%. Еще примерно 25% граждан Украины проголосовали за Ющенко не столько из любви к главе «Нашей Украины», сколько из страха перед пресловутым «катком». Сметающая все на своем пути кампания Виктора Януковича – полная телевизионная монополия, аэропорты, отказывавшие в посадке самолету Ющенко, и т.п. – показала, что и править властный кандидат будет безмерно жестко, не считаясь ни с кем и ни с чем. Народ в конечном счете вышел на улицы, чтобы защитить свое право жить по принципам «моя хата с краю», «не вмешивайся в мою жизнь, и я не буду вмешиваться в твою».

Драма Януковича оказалась еще и в том, что он был заведомо делегитимизирован самой философией своей предвыборной кампании. Даже если бы он выиграл честно, без каких бы то ни было «вбросов», активная часть народа в это уже не поверит. Украина не примет Януковича-президента.

Великий раскол

Сейчас наиболее вероятной представляется все же победа Виктора Ющенко. Скорее всего глава коалиции «Сила народа» будет провозглашен президентом по итогам «третьего тура» выборов, который состоится 12 либо 19 декабря. Но победа Ющенко не может быть ни полной, ни окончательной. Потому что сегодняшний раскол Украины – объективная реальность, а не плод злых усилий политиков. Даже если исходить из того, что лагерь Януковича «вбросил» во втором туре 2,5–3 млн. бюллетеней, все равно подавляющее преимущество на Востоке и Юге Украины премьер получил. Невзирая на все свои прошлые судимости, нынешние орфографические ошибки и так далее.

Новой власти следует осознать, что тезис «все украинцы одинаковы», произносимый как заклинание, больше не работает. Украине нужна новая политическая система, отвечающая ее национально-государственной идентичности.

Пожалуй, пришло время вернуться к модели идеолога украинской независимости Вячеслава Чорновила, который выделял в составе Украины девять основных политико-ментальных кластеров («земель»). Политическая трансформация страны не может не предполагать расширения прав и полномочий регионов, делегирования им функций регулирования языковых и культурных вопросов, постепенного перехода к выборности губернаторов. Именно такие шаги позволят погасить волну сепаратизма в различных частях Украины, вызванную ноябрьской революцией.

Масштабная политическая реформа неизбежна в принципе. Потому что нынешняя модель власти не адекватна сути и сущности Украины. В частности, так или иначе необходима передача части (не всех) президентских полномочий правительству парламентского большинства.

Есть опасения, что лагерь Виктора Ющенко, пребывая в эйфории от революционного успеха, захочет получить все и сразу и не станет делиться с условно побежденными. Тогда противоречия внутри Украины лишь обострятся и взрыв в среднесрочной перспективе будет абсолютно неизбежен.

Последний вопрос: а что же Россия? Ее репутация на Украине сегодня очень серьезно испорчена. И ведущим нашим политикам следовало бы не рассуждать о том, правильно или неправильно Верховная Рада Украины распускает Центризбирком (влиять на ход этого процесса все равно не можем), а подготовиться к большой работе по исправлению ошибок, допущенных нами – и лично Владимиром Путиным – на протяжении последних шести месяцев. Эта работа трудна и неблагодарна, но без нее – никуда.

Станислав Белковский,
президент Института национальной стратегии

Авторские колонки 
Андрей Пясецкий
моБилль о правах
Агентства 
АГЕНТСТВА125
МЕДИА70
ГРУППЫ9