4oct2012

Рудольф Кирнос: «Удалить опухоль под названием GfK»

По материалам: медианяня

В интервью господин Кирнос рассказал, как, по его мнению, происходил подкуп рейтингов, какова сумма взятки и много других серьезных вещей.

 

7 июня на украинском телерынке разразился самый громкий скандал за все время существования украинского телевидения как такового. По крайней мере, мне так кажется. Напомню, 7 июня директор канала RU MUSIC Рудольф Кирнос заявил, что рейтинги GfK не отражают реальной популярности телеканалов в связи с коррупцией и подкупами. И не только заявил, но и подкрепил свои слова вещественными доказательствами в виде распространяемых в подкупленных домохозяйствах инструкций.

Впоследствии, директор медиадепартамента GfK Ukraine Ольга Росманова заявила, что главный офис GfK н анял для расследования деятельности своего украинского подразделения одно из крупнейших детективных агентств в мире Kroll. Параллельно правду в киевской милиции ищет и Рудольф Кирнос. Сама же милиция последовательно… молчит.

Тем временем, в GfK исключили из панели измерения 108 домохозяйств «из-за нетипичного телесмотрения».  

Скандал вокруг GfK привел и к тому, что ИТК решил передать часть контракта с GfK Киевскому международному институту социологии. Но измерения рейтингов все еще закреплены за GfK договором до конца 2014 года.

Не прошло и трех месяцев, как в "Коммерсанте" от 30 августа вышла статья, в которой, со ссылкой на собственный источник в ИТК, говорилось о том, что 29 августа детективы из Kroll передали ИТК и GfK отчет, в котором отрицали факт утечки конфиденциальной информации из компании GfK. В GfK отказались комментировать данную информацию, а директор ИТК Катерина Котенко хоть и отказалась от комментариев, но разъяснила, что речь идет о предварительном отчете Kroll.

Через неделю, 6 сентября, в "Коммерсанте" выходит еще одна статья, но уже с деталями отчета Kroll. По информации издания, в отчете говорится, что рост рейтингов Нового канала, ТВi, "Макси-ТВ" и "Меню-ТВ" в отдельные периоды с мая 2008 по февраль 2012 года, скорее всего, объясняется манипуляциями с показателями, а также подкупом части респондентов. При этом, в выводах Kroll отрицается утечка данных из GfK, хотя Kroll и советует GfK принять дополнительные меры по усилению безопасности исследования.

Ну, вот  такая хронология событий. Поскольку ответы на важные вопросы так и не прозвучали, а людей, которые открыто говорят на эту тему, можно пересчитать на пальцах одной руки, я решила подробно поговорить с каждым из них Начну я с «виновника торжества» Рудольфа Кирноса.

В интереснейшем, с моей точки зрения, интервью господин Кирнос рассказал,  как, по его мнению,  происходил подкуп рейтингов, какова сумма взятки и много других серьезных вещей.

- Господин Рудольф, что вы можете сказать об отчете детективов Kroll, обнародованном «Коммерсантом»?

- Kroll является очень интересной организацией, основной вид деятельности которой - очень сложные, деликатные расследования. Нередко их заказчиками являются правительства или государственные организации, в тех случаях, когда расследование должно выйти за пределы юрисдикции той или иной страны. Часто услуги Kroll заказываются с целью «отбелить» того или иного политического деятеля или бизнесмена, обвиняемого в уголовном преступлении, либо отвести тень от крупной корпорации, подозреваемой в каких-либо серьезных нарушениях. Еще до моей июньской пресс-конференции мы связывались с руководителем юридической службы немецкого офиса GfK Роландом Фюрстом, передав ему определённую информацию по коррупции в киевском офисе GfK.

Видимо, оценив ее серьезность, Нюрнбергский офис GfK и нанял, по всей видимости, лучшую компанию, чтобы одновременно расследовать ситуацию и по результатам расследования замять скандал.

- А почему вы обратились в центральный офис GfK, а не в киевский?

- Мы неоднократно сообщали руководителю отдела медиаисследований GfK Ukraine Ольге Росмановой о предполагаемой утечке информации о дислокации панелей, о конкретных лицах, причастных к этим действиям, о фактах манипуляций с дозвоном до домохозяйств. Все было бесполезно, нас просто игнорировали, поэтому в этот раз мы и обратились сразу в головной офис.

- Вы принимали участие в расследовании Kroll?

- Мы предоставили им всю имеющуюся у нас информацию. Поверьте, они знают гораздо больше о ситуации с киевским GfK, чем опубликовано в их отчете. Уровень квалификации детективов, которые были в Киеве, достаточно высок. Возглавлял расследование Kroll здесь господин Роберт Витеретти, бывший федеральный прокурор. Он в свое время занимался делом итальянской мафии в Нью-Йорке и довел его до приговора. Помогали ему Джей Шеридан из Нью-Йорка и Андрей Дмитриев из московского офиса Kroll, бывший сотрудник российского ФСБ. Так что, с их квалификацией все в порядке. Но, как я сказал ранее, их задача не только расследовать, но и по возможности замять скандал. Поэтому, эти, без сомнения отличные специалисты, вдруг, ни с того ни с сего, начинают играть плохой спектакль, проводить проверку жестких дисков сотрудников киевского офиса GfK на предмет утечки информации… Это в 2012 году, когда у каждого сотрудника в кармане есть флешка! Я так думаю, что представителям Kroll было все очевидно и понятно. Но у них были четкие инструкции от заказчиков по поводу того, что можно, а чего нельзя. Скандал огромный, обвинения очень серьезны. Если сейчас будет доказано, что в утечке информации виновны сотрудники киевского GfK, то против этой компании последуют многомиллионные иски от рекламодателей и от телеканалов. Если сейчас будут доказаны факты коррупции - того, что база сливалась, а она сливалась, и это уже ни для кого не секрет, то я думаю, что рекламодатели и телеканалы просто так это не оставят. Очень уж большие потери!

- Вы доверяете отчету Kroll?

- Да, абсолютно доверяю выводам о манипуляциях с рейтингом Нового канала, Меню-ТВ и Макси ТВ. Это очевидные факты. Kroll подтвердил смотрение этих каналов по инструкции. Что касается выводов Kroll об отсутствии утечки информации из киевского офиса GfK, то позволю себе заметить, что отчет по отношению к этому факту может и измениться в другую сторону, Kroll не проверил на момент опубликования отчета факты о причастности высокопоставленных сотрудников GfK Ukraine к махинациям. Повторюсь, факты, а не слухи или домыслы. Показания свидетелей, расписки в получении денежных средств. Есть видеозаписи и аудиозаписи показаний свидетелей. Есть показания свидетелей, которые четко говорят, что одному из высокопоставленных сотрудников GfK завозилась достаточно большая сумма, а именно 60 тысяч долларов. Это делалось неоднократно.

- С какой периодичностью эта сумма завозилась?

- Именно этот человек завозил один раз. Но, думаю, что 3 раза в год такая сумма точно завозилась.

- Вы думаете отчет Kroll не окончательный?

- Думаю, да! Когда я увидел первую статью в «Коммерсанте» на эту тему и информацию об отчете, я связался с Робертом Витеретти. Он очень удивился, когда узнал, что до людей доходит информация, что Kroll ничего не нашел, что никто не виноват. Роберт сказал мне, что они говорили только о том, что не нашли подтверждений существующим фактам коррупции в GfK. На самом деле, вы поймите, что Kroll в этом деле выступает в качестве «адвоката дьявола». GfK нанимает фирму не для того, чтобы фирма публично сказала, что ее работники виновны, а для того, чтобы внутри корпорации сделать определенные выводы, наказать виновных и работать дальше. И не выглядеть для рынка слабой и беспомощной.

- Вы сказали, что Kroll подтвердил манипуляции с рейтингами некоторых каналов. Это не может быть спланированной акцией против этих каналов?

- Нет, конечно. Это обычное мошенничество. Вы знаете, мы год назад связались с аналитиком Нового канала. Не припомню, как его зовут, он уже уволился оттуда, хотя и проработал там очень много времени. Он не мог тогда понять, что произошло с показателями Нового канала. По сравнению с 2010-м годом, во второй половине 2011-го рейтинги канала вдруг резко обвалились в два раза, если не больше. В инструкции для домохозяйств, принимающих участие в телевизионной панели измерения рейтингов, которая попала нам в руки, можно увидеть маленькую приписку, что «…смотрение Нового Канала больше не оплачивается». Для нас, например, это все объясняло, и «феномен смотрения Нового Канала» был раскрыт. Но на самом деле, наша задача не в обличении какого-либо канала в махинациях.  На пресс-конференции, которую я дал в начале лета, я не обвинил ни один телеканал. Ибо наличие телеканала в этой инструкции еще не означает, что в этом участвовал непосредственно телеканал. Поэтому инструкция по смотрению Макси-ТВ, Меню-ТВ, ОТВ и «Первого автомобильного» могла исходить от одного из рекламных сейлз-хаусов, который их обслуживал на тот момент («Максимум Эдвертайзинг» на конец 2011 года – Няня). Потому что, если бы это делали телеканалы сами по себе - это получилось что-то вроде бы басни о Лебеде, Раке и Щуке. А тут все было четко организовано. Так что рейтингами манипулировали централизованно, не на уровне каналов. То, что мы сейчас видим в отчете Kroll - это серьёзные обвинения, например, у Нового канала могут быть большие неприятности.

- Вы забыли упомянуть ТВi, он тоже фигурирует в отчете о манипуляциях с рейтингами.

- Что касается ТВi, который тоже есть в отчете, то, учитывая политическую позицию этого канала, я специально встречался с Николаем Княжицким.

- Что он вам сказал?

- Дело в том, что после пресс-конференции, Николай позволил себе прокомментировать мое заявление по поводу ситуации с рейтингами, с той стороны, что я чуть ли ни выполняю политический заказ со стороны парламентского большинства. Ну, в общем, полный бред. Я от политики абсолютно далек. Даже в самом бредовом сне мне не пришла бы в голову такая мысль. Поэтому, на встрече я предложил обратиться в правоохранительные органы. Я как человек, длительное время проживший за рубежом,  привык к определенному порядку реагирования  в подобных ситуациях. Если ты видишь, что совершено правонарушение или преступление, либо ты или твой бизнес стал жертвой чьих-то противоправных действий – существует только один законный путь. Это - обращение в правоохранительные органы. Правду в цивилизованной стране нужно искать именно так, а не выяснять в перепалках на форумах в Интернете или где-то на каких-то «стрелках». Эти времена уже прошли. Поэтому, я объяснил Княжицкому, что, если он считает, что мною была представлена ​​информация ложная,  то ему надо  идти в суд. Или если он видит, что его подставили, то надо  заявить в правоохранительные органы, что кто-то ТВi подставляет и т.д. Но Княжицкий этого не сделал. Мне он сказал, что он этого не может сделать, потому что ТВi - оппозиционный телеканал, и если он обратится в милицию, то у канала отнимут серверы. Почему должны что-либо отнять, я не понимаю. Вот такая была ситуация с ТВi. И как видим, ТBi сейчас в отчете Kroll.

RU MUSIC, Рудольф Кирнос, GfK, ИТК, Kroll, Ольга Росманова, Катерина Котенко, Павел Шпицберг, Орест Билоскурский

Рудольф Кирнос (фото из личного архива)

- С чего все началось?

- В апреле 2011 года у канала RU MUSIC довольно резко упали рейтинги. Мы заподозрили что-то неладное. Начали проверку.  Проверили покрытие, качество сигнала. Все было хорошо. Но нас заинтересовало, почему люди, которые смотрели наш канал годами, внезапно прекратили всякие контакты с каналом. Дело в том, что наши аналитики вывели в «Mark Data» (программное обеспечение, предоставляемое компанией GfK для анализа и подсчета рейтингов – Няня.) по демографическим признакам практически все домохозяйства, участвующие в измерениях, в населенных пунктах с населением свыше 50 тыс. человек. За годы работы на рынке мы научились анализировать поведение наших зрителей, влияние контента канала на них. Поэтому, когда вдруг наши зрители начали резко пропадать, мы забили тревогу. Столько лет смотрели и вдруг ноль контактов? Мы написали в GfK - ответа не получили. Тогда начали разбираться сами. Начали анализировать слухи, которые ходили по рынку, и проверять их. В декабре 2011-го года к нам на электронную почту канала пришло анонимное письмо с предложением за деньги поднять рейтинги канала. Мы тут же сообщили о получении этого письма ИТК и GfK. Был собран технический комитет ИТК, где мы показали это письмо. Обратились за помощью, а получили ответ, что это, мол, только ваши проблемы. Мол, никто в ИТК по этому поводу не обращается, никому больше не предлагают поднять рейтинги, только вам, поэтому идите сами и разбирайтесь. Я сказал им, что больше в ИТК обращаться не буду. И обратился в милицию. Они сделали проверку и установили, что за отправкой письма стоит гражданин Израиля Павел Шпицберг. Он уже задерживался милицией по подозрению в махинациях с адресной базой GfK Ukraine в 2010 году. Когда милиция обратилась к GfK за некоторыми разъяснениями, то столкнулась с полным отказом сотрудничать с ними. Милиция развела руками.

- Павел Шпицберг – бывший директор  Меню-ТВ?

- Он один из основателей канала Меню-ТВ. Это человек, который всю свою деятельность здесь в Украине пробовал получить эту базу домохозяйств GfK и ее получил. Преступник, воплотивший схему манипуляций с рейтингами. Тот, кого рынок может смело обвинять в сегодняшней проблеме.

- Где он сейчас?

- После того, как начался скандал, и ИТК собрался на экстренное заседание в конце мая, он уехал в Израиль и после этого сюда так и не возвращался. У него официально здесь нет ничего: бизнесы, квартиры, транспортные средства - все записано на его близких или друзей. У него нет ни идентификационного кода, ни счета в банке. Он нигде не светится.

- Говорят, что вы были знакомы со Шпицбергом и в свое время вы что-то не поделили.

- Да. Я действительно с ним знаком. Он напрямую когда-то приходил на канал с рекламой своего «Соул интернешнл». Это компания, которая предоставляет определенные услуги, связанные с заработком на  смс. А потом, когда он создавал Меню-ТВ, он обратился к нам, чтобы поднять сигнал канала на спутник через тот же ап-линк, что и мы. Вот и все. Да, мы знакомы. Но, послушайте мало ли, с кем я знаком.

- А что можете сказать о Sister`s Production? Показатели Нового канала упали после того, какВиктория Забулонская и Марина Городецкая ушли с канала.

- Я вообще недавно узнал, что существует такой продакшн! Какая там может быть выгода для Забулонский - мне не понятно. Это нужно выяснять с телеканалами, которые с ними работали. Если телеканалы и Sisters Production шли на паритет по рекламе, тогда все понятно.

- Нет, паритета не было. Это как-то рассказала Марина Городецкая в одном из своих интервью. «1+1» и ICTV платили им только за количество эпизодов программ, которые они для них делали. То есть, за хорошие рейтинги их программ каналы им не доплачивали.

- А какая тогда им выгода подкупать рейтинги?

- Если проекты будут рейтинговыми, то будет больше заказов.

- Если это действительно так, то откуда столько денег? Кто за ними стоит? Кто владелец продакшна?

- Как вы получили эту инструкцию для домохозяйств?

- В ходе нашего частного расследования мы вышли на человека, который рассказал нашему сотруднику за чашкой кофе, как можно заработать, просто смотря телевизор. Этот человек рассказал, что есть вот такая компания GFK, которая ставит пиплметры и платит до 10 тысяч гривен в месяц, если смотреть телевизор по инструкции. Мол, девочке поставили, его знакомым всем ставят, ему самому должны поставить. Мы задокументировали показания этого человека. Попросили, чтобы он достал нам инструкцию. Он ее получил, передал нам. Когда мы прочитали ее, то быстро поняли, что происходило с рейтингами канала RU MUSIC. Да и всеми остальными. Картина стала понятной. В инструкции было четко написано, какие каналы смотреть, как и по какой схеме, а какие каналы не смотреть. То есть, представьте, был  запрет на просмотр определенных телеканалов и  некоторых программ центральных каналов. Под запрет попали и 5 канал, и Первый национальный, определенные программы на «Плюсах», «Майданс» на «Интере». Запрещалось смотреть RU MUSIC и Тонис.

Отчет Kroll подтвердил отключение 108 домохозяйств, чье смотрение совпадало с инструкцией, попавшей к нам в ходе расследования. Их смотрение признано аномальным самим GfK. По информации, полученной нами из милиции по нашему запросу о ходе следствия, вся информация по этим 108 домохозяйствам уже передана GFK следствию.

GfK пытается доказать рынку, что если манипуляции и имели место, то на местном уровне, например кабельные операторы находили домохозяйства и договаривались с ними. Мы обратимся с официальным запросом к «Воля-кабель», пусть изложат свою позицию по этому вопросу, ведь в мошенничестве обвиняются фактически их сотрудники.

Посмотрим на реакцию, боюсь, GfK она не понравится. Кто бы ни организовал эту мошенническую схему, не важно, данные предоставляет GfK, контроль качества измерений должен осуществляться ими.  И еще, GfK неоднократно предупреждалась нами о довольно странном отношении к измерениям «нишевых» каналов: данные корректируются, дозвоны до домохозяйств искусственно регулируются.

Дело в том, что по всей Украине GfK поставило 2500 пиплметров. Только 1600 из них стоят в городах с населением свыше 50 тысяч человек. И еще 900 - в маленьких городах-селах. Но меня интересуют города с населением выше 50 тысяч! Поставьте еще хотя бы 1000 панелей и все будут довольны. Чем больше выборка, тем меньше вероятность подкупа панели.

- Так в GfK не скрывают, что есть предварительные данные, а есть конечный вариант рейтингов, который они выводят после дозвонов до домохозяйств. Таким образом они проверяют аномальное телесмотрение. Именно поэтому цифры между первоначальными и конечным рейтингами иногда могут отличаться.

- Я говорю не об этом. Они регулируют иным образом. Отключают дозвон к определенным домохозяйств, и эти домохозяйства не отражаются в отчетах. Потом они могут появиться, а затем снова исчезнуть. На наши запросы, почему так получается, мы получаем в большинстве своем стандартный ответ – поломка прибора.  Но когда три раза за месяц ломается прибор, мне кажется, его надо менять. Мы платим деньги, в конце концов! Никто и не думал, что кто-то взламывает их серверы. Их серверы где-то в Австрии находятся.

Помнится, в ходе одной из телефонных конференций с участием Роланда Фюрста и Витеретти мне последними был задан вопрос: что бы я сделал на их месте с этой ситуацией?  Мой ответ был прост: уволить всех, включая уборщиц, здесь, в GfK Ukraine. Провести новый набор сотрудников с проверкой прошлого каждого.  Менеджмент поставить западный: наши не подходят на такие должности - соблазн слишком велик, а менталитет не тот. Затем расширить панель по населенным пунктам с населением свыше 50 тыс. человек, это даст «нишевым» каналам более высокий и точный рейтинг, исключит необходимость манипуляций. Но, боюсь, они меня не послушают, хотя Kroll в своем отчете дал рекомендации по расширению панели. Остается один выход – сменить измерителя, вроде, этим сейчас обеспокоен ИТК.

- Если помните, ИТК как-то чуть не исключил ICTV из панели измерений за попытки вычислить, у кого стоят «пиплметры»...

- Не помню точно, что там было. Знаю только, что «гениальный» аналитик ICTV Орест Билоскурский является одним из авторов некоего алгоритма по выявлению нетипичного смотрения. Этот алгоритм вроде как позволяет вычислять, по их мнению, нетипичное смотрение, но в действительности он срезает все, что не нравится членам ИТК. Они не верят, что музыкальный канал могут смотреть часами. Ну, как же его можно смотреть, когда есть столько интереснейших дебильных одноплановых шоу на «больших» каналах? Где танцуют, где поют, где смешат, где фокусы показывают. Кого же интересует профессиональный шоу-бизнес, профессиональные исполнители, если есть дилетанты?

- Почему вы не входите в ИТК?

- ИТК никого не принимает.

- Почему? Вот в конце августа ИТК принял 5 канал.

- Возможно, это был больше политический шаг. ОТВ, знаю, пробовал. В ИТК есть свои правила. Туда просто так не войдешь. И это членство ничего нам не даст. Ну, допустим, будет RU MUSIC членом ИТК. Все равно, в технический комитет мы не попадем. В заседаниях топ-менеджеров нас не будет. Так а смысл? Что оно нам даст? Участие в ИТК подразумевает под собой участие во всеобщем молчании. Шаг влево, шаг вправо трактуется как предательство. Вы же видите - ни один канал не подал заявление в милицию. Такое впечатление, что кроме меня больше никого подкуп рейтингов не интересует. Я вам честно скажу, у меня это уже смех вызывает. Получается, что только RU MUSIC портит всем воздух.

- А что вам по этому делу говорила директор ИТК Екатерина Котенко?

- В ИТК потребовали от нас предоставить им все доказательства, которые у нас есть по махинациям с рейтингами. Я не могу этого сделать! ИТК - не контролирующий орган, такое же «ООО», как и наше предприятие. Пусть обращаются в милицию, там все материалы.

- Сколько вы платите ИТК за то, чтобы в GFK измеряли рейтинги RU MUSIC?

- Я сейчас плачу 61 тысячу гривен в месяц. Но, если посмотреть по договору, я не плачу за измерение, я плачу за предоставление данных. И ИТК, и GfK полностью защитили себя юридически в том плане, что ни один канал не может обратиться к ним с какой-то претензией, потому что они предоставляют только данные. Проще говоря, это как подписка на журнал или газету. ИТК установила месячную сумму, основываясь на доле канала. Кто-то платит 61 тысячу гривен, как мы, кто-то меньше. Большие каналы платят больше. Оплата производится за каждый процент доли канала. Скажем, доля канала 4%. Они умножают какую-то базовую сумму на 4, и канал оплачивает это.

- GfK измеряет рейтинги 45 телевизионных каналов (еще 7 телеканалов платят только за полученую информацию о рейтингах). Набегает немалая сумма... Как вы думаете, куда девает эти деньги ИТК?

- Пусть это выясняет налоговая инспекция. Я вообще не понимаю, почему так дорого выходит. «Коммерсант» написал, что стоимость контракта ИТК с GfK составляет 2 млн. долларов в год. То есть, за исследования рейтингов ИТК платит GfK 2 млн. долларов в год. RU MUSIC оплачивает, примерно, 91 тысячу долларов в год. Таких, каналов, как RU MUSIC очень много. Забавно получается, платили всю жизнь на GfK, дешевле получалось. ИТК потянул одеяло на себя, вроде как уже на телеканалах, в том числе и на «не членах» деньги зарабатывает. Я теперь понимаю, почему они так сопротивляются расследованию. Заработок потерять боятся, видимо. Сейчас ИТК является официальным заказчиком услуг по измерению рейтингов, которые осуществляет GfK. Между ними существует контракт, в котором прописаны определенные условия. Но этот контракт - это «тайна Мадридского двора» - никто не должен его видеть, никто не должен знать, что там написано. Словом, ребята заигрались в шпионов. А из-за них терпят убытки телеканалы! Боюсь, из-за этих  тайн, которые не позволили следствию нормально работать, упущено время. Шпицберга нельзя было отпускать из страны. Именно поэтому мы устроили пресс-конференцию, иначе о махинациях никто бы и не узнал. Если бы ИТК вместе с нашими большими телеканалами обратилась в милицию с заявлением, то на это бы посмотрели совсем по-другому. Были бы брошены все силы, чтобы не допустить такой ситуации, Шпицберг не выехал бы в Израиль. Вот как теперь его оттуда вытащить?

- Прошло 4 месяца после вашего заявления. Расследование милиции продолжается?

- После 4 месяцев сопротивления, GfK все-таки пошло на контакт со следствием, начало предоставлять материалы.  Расследование идет своим ходом, во всяком случае, нас так уверяют правоохранители. Это экономическое преступление. Махать шашкой, рубить всех или всех арестовывать они не могут. Плюс, извечная проблема наших правоохранителей, еще с советских времен – страх перед иностранцами. Шпицберга задерживали в декабре 2009 по нашему заявлению о разглашении адресов домохозяйств, принимающих участие в панели измерения рейтингов телевизионных каналов. Испугались – отпустили, он даже показания отказался подписывать. Боятся, мол, гражданин Израиля. Зачем оно им надо? Сейчас начнется посольство, пятое, десятое…

- А почему Шпицберга задержали в 2010 году? Что это была за история?

- Дело было так. Первого сентября 2009 года в ИТК поступило письмо, в котором какой-то аноним прикрепил 10 адресов «панельщиков», мол, смотрите у меня есть база рейтингов. ИТК 2 сентября решило отправить эти распечетки в GfK. Ольга Росманова проверила и решила исключить эти домохозяйства. Но дело в том, что некоторые из них были нашими лояльными к нам зрителями. Поэтому наши рейтинги обвалились на треть. Мы маленький канал. Нам важны контакты каждого домохозяйства с нами. Тогда мы обратились в милицию. Милиция вычислила, что письмо ИТК отправили из ресторана на улице Горького, в котором в этот день, приблизительно в это же время Шпицберг рассчитался своей карточкой. Вот так они тогда на него и вышли. Именно так он дал показания в милиции, которые в конечном результате не подписал. Его отпустили. Он пообещал, что вернется. А сейчас человек выехал из Украины и ведет себе красиво свой мошеннический бизнес из Израиля. А почему бы и нет? Интернет есть, скайп бесплатный, никаких затрат. Живет себе, дышит чистым воздухом, ест апельсины, купается в Мертвом море…

- А как вы относитесь к тому, что GfK исключили эти 108 домохозяйств? Они, вроде, решили проблему, какие еще могут быть претензии?

- Смотрите. Мы вычислили группировку Шпицберга. У нас была информация, озвученная одним из топ менеджеров одного из телеканалов, что таких группировок может быть несколько. В конце мая я присутствовал на заседании топ менеджеров в ИТК. Я узнал, что на самом деле ни для кого не секрет, что существовала продажа рейтингов, и речь шла о трех группировках. Если Шпицберг нам попался потому, что он работал на понижение в том числе и нашего рейтинга, то другие группировки не играют на понижение рейтинга, а только на его завышения для определенных заказчиков. Так что, проблема остается.

- А с кем вы общались  из топ менеджеров? Что они вам сказали?

- Из тех, кто в инструкции, более ни с кем. Общался со всеми топами больших каналов, которые слушали мой доклад на том совещании в конце мая. Был и Бородянский, и Богуцкий, и Ткаченко. Все получили тогда массу информации от меня. Но они не могут… Тот же Порохняк, я так думаю, с удовольствием подал бы иск от «Интера». В частной беседе он неоднократно говорил моим партнерам, что показатели «Майданс» очень сильно их удивляют. Если было указание в инструкции не смотреть «Майданс», тогда я понимаю его возмущение. Ну, вот все топы почему-то считают, что обращение в правоохранительные органы может чему-то помешать. Не знаю. Я говорил с Порохняком, и Ткаченко, и Бородянским, и Богуцким - все умные, классные специалисты, очень хорошие люди. Но лезть им в душу и спрашивать, почему они не обращаются в милицию или в суд, я не буду. Все они опытные бизнесмены, все профессионалы, если они этого не делают, значит, они что-то знают такое, что неизвестно мне в силу того, что я не управляю таким крупным каналом, как они. Чего они опасаются? Или кто-то, может, не позволяет им это сделать? Попробуйте у них спросить! Одно дело, когда заявитель RU MUSIC, и совсем другое дело, когда заявитель – «Интер». И мне было бы легче, и милиции тоже.

- Спрошу обязательно.  Многие говорят, что, рынок рекламы обвалится, если сейчас что-либо случится с GfК.

- Я не думаю, что скандал сильно уж скажется на рынке ТВ рекламы. Скорее всего, быстрее полетят головы руководителей крупных агентств, когда их заказчики узнают, что существовала информация о фальсификации рейтингов, а они ничего не предприняли, даже в милицию не обратились. Телевизионная реклама как была, так и будет. И с годами рынок рекламы будет только расти. Определенная реклама может быть эффективной только на телевидении. Никак ты больше ее не заменишь - ни радио, ни газетами, ни массовыми мероприятиями, ни Интернетом. Не удивляет вас, какие дорогущие ролики снимают для рекламы? Можно было сделать флеш ролик за 3 тысячи долларов и запустить его в Интернет. Зачем снимать ролик за миллион? Зачем, привлекать в съемки Рональдо, Шевченко и других звезд футбола, как «Пепси-кола» делает? Прилепили бы баннер с Шевой и все, ан, нет! Потому что это эффективно! Как бы там ни было, но реклама на телевидении никуда не пропадет. Если сейчас пропадет GfK, то поверьте, рынок договорится, и далее реклама будет продаваться, пусть даже и по историческим данным. Все равно бюджеты выделены. Переориентировать их куда-то в другое русло – нет смысла, не будет эффекта. Тем более в Интернете способов мошенничества с измерениями намного больше. Есть скрипты, которые введут в заблуждение любые счетчики. Они будут показывать, что вас смотрели с разных IP-адресов, будет разное количество кликов, и рекламодатель будет платить за воздух. И на цены это никак не повлияет. Нужно взять и провести хирургическую операцию, и все. Удалить опухоль под названием GfK.

- «Коммерсант» написал, что вот рекламодатели думают о том, чтобы подать иск на тот же Новый канал.  Думаете, будут иски?

- Ну а как иначе? Они заплатили деньги! За что заплатили? За дутые рейтинги? И это будет прецедентом. Я боюсь, что если кто-то сделает это первым, то это повлечет за собой цепную реакцию исков, и прежде всего к GFK. Вообще, ситуация со скандалом показала непрофессионализм GfK Ukraine и их неготовность решать подобные проблемы.

Если бы они быстро отреагировали, не было бы никакого скандала. Рубанули бы того Шпицберга и всех кто с ним в деле. Договорились бы со мной, покрыли бы сумму ущерба канала, как это делается в цивилизованных странах, заделали бы «утечку», и не было бы никакого скандала. Я не боец за идею, я бизнесмен. Если бы мне компенсировали мои убытки, я бы не шел в конфронтацию с ними. Они сами виноваты, что дошло до скандала. Мошенничество есть везде, в любой стране, в любой отрасли. В том числе, и в измерениях телевизионных рейтингов. Есть примеры Болгарии и Турции, недавно переживших аналогичные скандалы.

- Рудольф, говорят, что вам слили эту информацию топ-менеджеры других каналов...

- Я вам скажу честно, если бы у меня не воровали, то я бы не поднимал бучу. Мы и сейчас видим, что показатели некоторых каналов завышаются. Так было и раньше, и мы это видели. Я не из тех людей, которые мешают кому-то зарабатывать деньги. Мне никто ничего не сливал. Если бы я не поднял эту проблему, то возможно бы потерял канал. RU MUSIC опускали уже до того, что мы даже на самоокупаемость не выходили. И это при том, что мы абсолютно не затратный в производстве канал.

- Вы говорили о своей компенсации… Какая у вас сума ущерба?

- У меня есть официально подтвержденная сумма ущерба на 1 сентября 2012 г. - это 10 миллионов гривен. Вот пришел бы представитель GfK и сказал: «Я ничего не хочу объяснять. На тебе 10 млн ​​гривен. Мы бы хотели, чтобы это прекратилось». Вы знаете, что бы я ему ответил? Я бы согласился! Вот так и напишите. Я хочу возместить свои убытки и сделать так, чтобы подобные махинации в будущем были невозможны. Мне не нужно, чтобы кто-то сел в тюрьму. Я не палач, не прокурор. Мне не нужно чьей-то крови. Это бизнес, ничего личного. Но никто ко мне не приходит. Поэтому имеем скандал. И будем его иметь до тех пор, пока я не получу компенсацию. Только теперь помимо материальной компенсации, мне захочется компенсацию еще и моральную. У меня куча времени на это уходит. Я занимаюсь тем, чем не должен заниматься. Все эти расследования... Я что следователь? Я плачу людям за то, что они где-то там что-то выясняют. А так я занимался бы творческим процессом, развивал бы канал. Поэтому со временем, я захочу моральную компенсацию. Я просто так это не оставлю. Вот представьте себе, вы сидите дома, а к вам приходят какие-то люди и выносят диван у вас на глазах. Вы это будете терпеть? Выносят и выносят. Наконец, выносят стул, на котором вы сидели. Нельзя на беспредел смотреть и постоянно «хавать», «хавать» и «хавать». Это ненормально.

Да, хавать нельзя, я тоже против. Поэтому, любому, имеющему отношение к делу предоставляю возможность высказаться  на страницах Медианяни. А следующими на эту тему ждите интервью Роберта Винеретти, Виктории Забулонской и других. Уже на следующей неделе.

Авторские колонки 
Андрей Пясецкий
моБилль о правах
Агентства 
АГЕНТСТВА125
МЕДИА70
ГРУППЫ9