2aug2012

Геннадий Балашов: «У нас телевидение ниже классом, чем народ»

По материалам: Телекритика

Ведущий программы «Психология денег» на канале Business планирует перепрограммировать украинцев, считает Евгения Киселева подупавшим ведущим, не хочет видеть бедных журналистов на телевидении и мечтает купить радио

 

Днепропетровский бизнесмен Геннадий Балашов был яркой, противоречивой и экзотической фигурой украинского политикума девяностых. В начале прошлого десятилетия, по завершении своей каденции в Верховной Раде, куда он прошел по мажоритарному округу, лидер финансируемой Леонидом Черновецким партии «За красивую Украину» отошел от активной политики. С тех пор он фигурирует во множестве ипостасей - политический философ, психолог, блогер и колумнист ряда изданий, директор агентства недвижимости «Липки», соавтор книги«Как стать авантюристом? Размышления миллионера» и так далее. Он также планирует вернуться в политику, баллотируясь на одном из киевских мажоритарных округов; среди ключевых позиций программы кандидата Балашова - полная отмена налогов. В прошлом году господин Балашов дебютировал как теле- и радиоведущий с авторским стресс-шоу о бизнесе и богатстве «Психология денег» на телеканале Business и «Бизнес-радио». Эта программа и стала поводом для нашего разговора.

- Геннадий, как возникла идея создать проект «Психология денег»?
 

- Изначально проект задумывался для того, чтобы как-то повлиять на мозги людей. Меня спросили: а можно ли научить людей зарабатывать деньги? И я начал писать, как зарабатывать деньги, вести блоги, ставя перед собой задачу писать по одной статье в день. Потом мы с журналисткой Полиной Кудиевской слепили из этих текстов книгу. А потом я попал на программу Виктории Светловой «Тет-а-тет» на «Бизнес-радио». После эфира предложил ей создать проект «Психология денег». На удивление, они согласились. Программа стартовала в феврале 2011 года.

В первую же неделю был шквал звонков: то коммунисты звонили и возмущались, то патриоты спрашивали, почему мы не говорим по-украински. Вначале мы, по сути, озвучивали главы книги своими словами. Когда же книга закончилась, то просто говорили о деньгах. Директор радио утверждал: «Ну, две недели вы о деньгах поговорите, и всё закончится». Но так получились, что мы провели более полутора сотен ежедневных эфиров. А потом, когда популярность наша возросла, на нас обратили внимание телевизионщики. Ко мне обратилась генеральный продюсер телеканала Business Иванна Найда, и мы договорились о проекте, который стартовал в телеэфире в апреле 2012-го. Кроме того, мы снимаем видеопрограммы и выставляем их в Facebook.
- Сейчас шоу осталось только на телеканале Business. Радио отказалось его транслировать?
- Так получилось, что Виктория Светлова ушла из проекта, и «Бизнес-радио» перестало его транслировать по неизвестным мне причинам. Поэтому с радио мы пока не определились. Планирую провести переговоры с собственником радиостанции Анатолием Евтуховым.

 

- Будете ли вы искать замену Виктории?
 

- Мы даже провели кастинги, но я склоняюсь к тому, что нужно вести самому. С Викторией комфортно работалось на радио, но на телевидении были проблемы. Она - замечательная, талантливая ведущая, которая могла бы сделать замечательную карьеру. Но если на радио она могла не участвовать в диалоге, и этого не было видно, то на телевидении люди начали это замечать. Они смотрели картинку и видели, что выражение лица у нее не то. Просто многие постулаты моих речей ей не ложились на душу.

 
- Вы платите каналу Business за показ своей программы?
- Наоборот, телевидение начало мне платить. Пока чисто символически, но для меня это очень важно, потому что миллионерам у нас обычно не платят. Хотя за выполненную работу, тем более дорогостоящую, платить нужно всем.
- Кто решает, кого приглашать на программу? Некоторые гости не хотели конкретно отвечать на интересующие слушателей вопросы, а, как говорится, «лили воду». Вас это не раздражает?
 

- Вы с удивлением обнаружите, как все знаменитости, которые приходят ко мне на программу, льют воду. Например, Евгений Киселев лил воду в эфире, и другие гости - политики, бизнесмены. ДажеАлександр Меламуд. Казалось бы, успешный бизнесмен, а пришел на программу лить воду. Поэтому эфир с ним был конфликтным.

Они меня не раздражают, но приходится выбивать из них хоть что-то конкретное, атакуя с разных сторон. Когда попадается интересный человек, который говорит о деле, я его не перебиваю, а слушаю с удовольствием. У меня было много таких эфиров. Иногда человек просто приходит врать, не понимаю зачем. Идя на эфир, нужно готовиться и быть готовым к тому, что вам будут задавать неудобные вопросы.
Кстати, слушая наших знаменитых тележурналистов и ведущих других каналов, я стал замечать, что они не говорят о деле, не смотрят в корень вопроса. И в результате политики дают им только односложные ответы. Особенно это видно в программах Киселева и Шустера, когда приглашают матерых бизнесменов от правительства. Они очень легко разделываются с журналистами, поскольку уровень последних не дотягивает до уровня этих людей.
В эфире часто повторяются вопросы от ваших слушателей: как начать успешный бизнес, какой бизнес в Украине будет успешным, как вы заработали свой первый миллион. Вам, очевидно, надоело отвечать на эти вопросы. Поэтому вы отсылаете слушателей почитать свою книгу, искать ответы на эти вопросы на сайте. Может, всё-таки лучше хотя бы кратко отвечать? Ведь, очевидно, эти люди впервые слышали вашу программу...
 

- Те, кому надо, залезут на сайт или прочитают книгу. А кто звонил просто так, тем ответ не нужен. Я, на самом деле, не рассчитываю на массу поклонников. Меня больше интересуют люди, способные себя изменить. Люди приезжают ко мне на консультацию. На днях был житель Харькова, прочитавший мою книгу в подвале, когда его загнала туда жизнь. Сейчас он приехал на собственной машине, в ослепительно белой рубашке, у него большие планы. Вот таким людям моя книга и программа помогают. А офисному планктону, который сидит и непонятно о чём думает, всё это не поможет.

- Какова главная цель вашей программы?
- Глобальная цель - перепрограммировать украинцев. И это получается, потому что некоторые люди начинают смотреть на мир по-другому, через призму денег. Деньги сегодня являются определяющим фактором развития любой страны. Если в определенное место пошли деньги, не сомневайтесь, что там всё будет хорошо, несмотря на то, насколько качественное там население. Мы с ужасом обнаружили, что в Украине живет некачественное население, не способное ко многим вещам. Но если деньги сюда придут, во втором поколении население станет качественным. А нынешние уже как-нибудь домучаются, но с деньгами мучиться будет легче.
 

 

- В вашем блоге на «Корреспонденте» недавно появилась запись под заголовком «ТВi такой же, как все», в которой вы назвали гендиректора этого телеканала Николая Княжицкого манипулятором. И утверждаете, что о порочной системе запутанных налогов никто не говорит, журналисты в том числе. Так какой же выход вы видите в создавшейся ситуации для отечественных журналистов?
Для журналистов никакого выхода нет, потому что они - соучастники. И Кличко, и Яценюк, и Королевская - тоже соучастники. Мы видим, что играем в чьем-то казино, и единственный способ в нём не играть - это выйти из него. Все оппозиционные телеканалы живут на деньги олигархов, там идет дележ денег и влияния. Они якобы заняли эту позицию, но это одно и то же казино. Занять позицию сейчас может только человек с деньгами и медиаресурсом, а журналисты вынуждены вытягивать крупицы и маневрировать.
Беда в том, что медиа не нацелены на зарабатывание денег! Если бы они были на это нацелены, то были бы реально заинтересованы в рейтингах, и была бы там и оппозиция, и власть. А сейчас на телевидении очень мало самостоятельных ведущих и журналистов, за которых дрались бы каналы. Таких, за которыми, если бы их уволили, на другой канал уходила бы аудитория. У нас нет такого класса ведущих, которые фактически делают канал. Это должны быть самостоятельные люди с жизненным опытом, своей позицией и огромным доходом - в США годовой контракт телеведущего может составлять десять миллионов долларов. К тому же контракт на десять лет, поэтому с работы его так просто не выкинешь, и владелец канала не может сказать ему, мол, вот это говори, а этого не говори. Это немыслимо!
- А как насчет прозрачности медиасобственности? Должны ли граждане Украины знать, кому какой медиабизнес в стране принадлежит? Нужно ли закрепить это законодательной нормой? Реально ли в Украине сделать медийный бизнес прозрачным?
 

Прозрачность медиасобственности в Украине невозможна. Дело не в законе, а в массовом финансировании. На Западе телеканалом владеет целый коллектив, акционерное общество. Раз в два года наблюдательный совет определяет, кого назначить директором, и больше не вмешивается. Вся работа построена на контрактах, единственные показатели успешности - рейтинги и деньги. Я недавно смотрел фильм «Новости», герой которого говорит: «Моя программа приносит каналу 210 миллионов». Вы понимаете, что таким человеком очень тяжело управлять? И если канал платит ему 10%, то это 21 миллион.

Мы же на украинском телевидении видим огромное количество бедных журналистов, использующих телеканалы для самопиара и, я бы даже сказал, для мщения. Им важнее просто укусить, чем задать вопрос по сути. Это было хорошо видно, когда выступал заместитель Генпрокурора Ренат Кузьмин - богатейший человек, обладающий огромной властью. Он приходит на эфир и разделывается с журналистами как со щенятами. Они не в состоянии задать ему вопрос, не понимая жизни богатого человека. Вопросы ему должен задавать человек его класса, а такового среди журналистов нет. Киселев и сам нижайшего класса, чуть-чуть подпитый и подупавший уже ведущий, и собирает у себя на программе еще более упавших. То же само делает и Шустер: собирает людей, о которых уже заранее известно, что они скажут. Например, зачем приглашать Чечетова? Это бесполезно, он будет валять дурака. А программа должна задевать, говорить о том, чем живут люди, а не слушать того, кто удачно соврал. У нас ведь кто удачно соврал, тот хороший политик.
- Что вы думаете об идее создания общественного вещания в Украине? Нужно ли сохранять государственные СМИ, например, Первый национальный телеканал?
 

- Общественное вещание может позволить себе только богатое государство. Такое телевидение очень полезно, потому что может показывать некоммерческие вещи. Но у нас оно превратится в коммерческое, потому что руководить им назначат бизнесменов. Бедное государство порождает бедных людей, а бедные люди ничего создать не могут. Они зациклены на поиске денег.

Государство может быть одним из акционеров, сохраняя за собой 40-50% акций, чтобы влиять на директорат, но канал должен быть в частных руках. И, опять же, на это потребуются деньги. На то, чтобы создавать хорошее телевидение, нужны большие деньги. Недавно я ездил на Первый национальный на интервью и оказался на этаже, где сидит ТРК «Эра». Это телеканал, который взял у государства в аренду за бесценок весь этаж, вещает на частоте УТ-1 и зарабатывает деньги. Уровень там совсем другой, чем на Первом национальном, где журналисты забитые и обслуживание нищее.
 

 

- Что вы думаете о запрете рекламы табака в СМИ? Ведете ли вы сами здоровый образ жизни?

- Хотелось бы вести, но не всегда получается. Хотя я не курю. Мне нравится, что запретили рекламу табака. Зачем она? Рекламировать курение и питие - не очень хорошо.
 

- А какие телеканалы смотрите вы сами? Откуда берете информацию - из телевидения, радио, интернет-СМИ?

- В основном из интернета. Есть определенный набор политика, как я его называю, который нужно читать обязательно: «Украинская правда», «Корреспондент», «Лига». Иногда смотрю политические ток-шоу, но всё реже и реже, потому что досмотреть до конца не хватает терпения. Когда ты сам становишься маленьким СМИ, начинаешь меньше читать других.
- А вас не приглашают на политические ток-шоу?
- Нет. Я неудачно выступил в программе Киселева, посвященной патриотизму. Сказал: «Какой патриотизм с голой задницей?». Мол, нужно о деньгах говорить, а вы всё о патриотизме. Киселеву я, наверное, активно не нравлюсь, потому что эфир «Психологии денег» с ним тоже был не слишком удачным. Есть каналы, которые меня никогда не приглашают, например, «Эра». Хотя недавно «1+1» пригласил меня сняться в программе о богатых и бедных. Они уже сняли мой дом и офис, а через неделю я поеду в поля жить на 150 гривен.
- Почему вы согласились сниматься в этой программе? Это связано с вашим намерением баллотироваться в Верховную Раду?
 

- Нет. К решению идти на выборы меня подтолкнули читатели на Facebook. Они меня просят хоть что-нибудь делать. Я пообещал, что пойду по Печерску, честно отработаю три месяца, а они пусть посмотрят на результат. Но, думаю, люди проголосуют за гречку.

Вернемся к политическим ток-шоу. Чем они сейчас являются для власти, для оппозиции, собственников телеканалов, зрителей, гражданского общества?
- Дымовой завесой. Люди живут совершенно другой жизнью. Им нужно образование и понимание процессов. Встречаясь с богатыми иностранцами, читая о других странах или посещая их, украинцы думают, что они неполноценны. Им кажется, что они ничего не могут, не так образованы. А все эти ток-шоу отупляют еще больше. К примеру, меня раздражает, что Шустер начал демонстрировать мнение абсолютно глупых людей. Вот что это за сборище: «У нас сегодня стоматологи», или «У нас родившиеся до 1980 года»? Что это такое?
Для собственников это влияние. Стандартный набор олигарха: футбольный клуб, газета и телеканал. А дальше они просто торгуются. Приходят к президенту во время избирательной кампании с выгодными предложениями. За это их в список включают. А для зрителей - отупляющая жвачка.
У нас телевидение ниже классом, чем народ. В США рассказывают о людях достойных, а у нас о недостойных. Достойный человек может дать много важных советов. Например, в Америке я смотрел телеканалы, на которых рассказывают о другом классе еды - манхэттенской диете. Женщина, которая хорошо выглядит, советует есть в обед кусок мяса со стаканом красного вина, а не гамбургер с колой. Она предостерегает не есть на ходу. «Если вы хотите изменить свой класс, измените класс еды, - говорит она. - И у вас всё поменяется». А у нас могут взять интервью у толстого-претолстого диетолога, который рассказывает всем, как похудеть
- Используются ли сейчас ток-шоу для передачи месседжей разных политических групп друг другу?
 

- Думаю, что сейчас всё идет за деньги. Вот, например, Королевская: там все проплачено заранее. И уже неважно, что она скажет. То же самое касается проекта Кличка.

 

 

 

- Возможно ли побороть джинсу в СМИ?

- У нас - нет. Опять же, вопрос в деньгах. СМИ либо зарабатывают на рейтингах, привлекая массового рекламодателя, либо работают с одним рекламодателем - в данном случае это либо сама Королевская, либо тот, кто ее финансирует. Они просто покупают себе эфирное время. И это не только на телевидении. Когда я начал продавать свою книгу, выяснил, что книжные магазины торгуют не книгами, а полками. В супермаркетах менеджеры тоже торгуют полками. Их не интересует количество продаж. Они озабочены тем, чтобы продать больше полок. Это неправильный подход к бизнесу.

- Чем, по-вашему, СМИ в Украине являются для своих собственников: бизнесом, имиджем, сферой влияния?

- Сферой влияния.

- А вы не планируете прикупить себе какое-нибудь СМИ? Или создать?

Создавать новое у нас нелегко, лучше купить или войти в долю. Я очень хочу купить радио. Причем мне будет достаточно одной частоты, покрывающей Киев. Мне нравится радио, у меня есть концепция, и такая, что все бы всё побросали и слушали только его.

 

 

Фото Павла Довганя

 

Авторские колонки 
Андрей Пясецкий
моБилль о правах
Агентства 
АГЕНТСТВА125
МЕДИА70
ГРУППЫ9