18oct2012

Роберт МакКи: «Хорошая история будет востребована на любой медиаплатформе»

По материалам: медиабизнесс

Роберт МакКи приехал в Киев читать лекцию по своему мировому бестселлеру - книге «История на миллион». «Я не приехал учить украинскую публику снимать голливудские фильмы», - сразу предупреждает он. Четыре дня семинара – это заполненный зал кинотеатра «Украина» и разнообразная публика. Сценаристы, продюсеры, режиссеры, журналисты, пиарщики, маркетологи. Тут можно было встретить главу СТБ Владимира Бородянского, рекламиста Андрея Федорова, мультипликатора Давида Черкасского или певца Владимира Кузьмина.

 

«В основе всего лежит история», - утверждает МакКи, и его приглашают не только вести семинары для киношников и телевизионщиков,  но – и для программистов, юристов, политиков.  
«Гуру» американских и европейских сценаристов утверждает: «Если люди стремятся делать фильмы как в Голливуде и идут по этому пути – результат катастрофический», но и предупреждает о последствиях узконаправленности: «Я – вдохновляю делать интернациональные фильмы. Сегодня производство невозможно окупить прокатом в одной стране. Нужно создавать успешные мировые фильмы».
МакКи признает, что сегодня не удовлетворен качеством продукта из Голливуда и фильмов на мировом рынке – оно зачастую низкое. Увы, кризис рассказывания историй коснулся всех видом искусства. Но - призывает не жаловаться на недальновидных продюсеров, отсутствие денег и ситуацию на рынке, а - работать над хорошими историями. По его мнению, они будут востребованы: если ни на одной, так на другой медиаплатформе. 
«Почему у вас фильмах или война, или поезда?» - недоумевает он, говоря о российском и украинском кино. «Я стремлюсь научить делать украинские фильмы, которые покажут стороны жизни, скрытые от других стран. Не голливудские, а – международные украинские фильмы, с украинским взглядом на мир и хорошо изложенной историей».
И еще – шутя или всерьез - Роберт МакКи утверждает, что главная из его десяти заповедей сценариста - последняя: «Никогда не спите с тем, у кого больше проблем, чем у вас.  Если вы нарушаете эту заповедь, вы сталкиваетесь с оттоком энергии и времени, которое можно было бы потратить на творчество». И - срывает аплодисменты на первой лекции, говоря, что местная публика очень привлекательна в сравнении с американской: «Поверьте, это тяжело - читать лекцию уродливым людям».

Вниманию читателей - блиц-интервью, которое г-н МакКи дал «МедиаБизнесу». 
 
- Что важнее всего в кино? 
- Важно, чтобы мне хотелось жить в этом мире, придуманном сценаристом. Я не хочу смотреть на то, как режиссер показывает свое мастерство, какие «фокусы» делает оператор. Аристотель говорил, что последовательность приоритетов следующая: история, персонаж, диалог, музыка и последнее - зрелище.  Сейчас зрелище оказывается приоритетным. Мы видим операторское мастерство, спецэффекты.  В Европе это заменяет чрезмерное внимание к  деталям, долгие кадры «капельки росы» например… Таким образом люди стремятся заменить суть стилем.

Ведь  как в любой стране по-отдельности, так и в мире в целом, аудитория хочет одного и того же: получать от просмотра фильма два удовольствия. Первое – антропологическое: сценарист должен замыслить и воплотить мир, который никто до него не создал. Аудитория будет молиться, чтобы побывать в нем.
Второе – нужно найти персонажа, такого же как зритель. Аспект человечности помогает аудитории идентифицировать себя с теми, кого он видит на экране, и жить в этом новосозданном мире.
Фильм должен быть одновременно культурно специфичен и универсально человечен.

- Ваши лекции посещают  не только те, кто связан с миром кино и ТВ, но и представители крупных корпораций, юристы. 
- Это неудивительно. Ведь посмотрите, что такое судебное заседание – это две истории: защиты и обвинения. И присяжные поверят одной или другой.

Людям, создающим компьютерные игры, тоже нужна хорошая история.
Я не знаю, посещают ли мои лекции политики самолично, но их ассистенты присутствуют  точно.

- А что Вы можете рассказать политикам?
- У политиков есть три истории. Политик-герой (позитивная история), оппонент-злодей (негативная) и электорат герой (история о народе).  Эти истории намеренно туманны, чтобы не принуждать политика давать обещания, за которые придется нести ответственность. И важно, чтобы электорат позитивно интерпретировал эти истории. 
Я помогаю политикам рассказывать историю максимально честно, чтобы не создавать иллюзий. История –  она же этически нейтральна. В 20 веке был два великих создателя историй – Черчилль и Гитлер. Гитлер, например, рассказывал увлекательнейшую историю о будущем. Но история – это не всегда путь к правде. И хорошо, что для британцев та, что исходила от Черчилля оказалась привлекательнее.
Но я, например, работаю только с политиками, которым верю.

А кому из политиков Вы верите и соответственно, кому дали бы совет?
- Я бы дал совет Обаме. Я не считаю, что Обама удачно рассказывает историю. Ромни, по-моему мнению, - отвратительный человек, но его история пока лучше.
Обама в последних дебатах допустил типичную ошибку – он действовал, думая, что людям нужны только факты. Да, нужны, но они должны быть вплетены в красивую историю. Ведь человеческое сознание не работает по принципу индуктивной логики.

- Ваша книга называется «История на миллион долларов»,  - какой смысл вы вкладываете в понятие миллион: аудитория, касса, экспертная оценка?
- В контексте книги - я не несу ответственности за понятие "миллион". Это какой-то гений от российских маркетологов перевел заголовок таким образом, - очевидно, чтобы привлечь больше внимания. В оригинале книга называется Story – суть, структура и принципы сценарного мастерства. И для меня «история на миллион» - почти оскорбительна. Я учу создавать именно истории.

- Но ведь коммерческая сторона вопроса тоже важна.
- Безусловно. Рассказывать историю – это не так как в поэзии, когда молодой поэт может кометой взлететь. В жанре рассказывания историй - может пройти около 10 лет неудач, пока талант не достигнет зрелости.  Весь этот период  таланты нужно поддерживать, чтобы они оттачивали мастерство, ведь редко успех приходит до 30 лет. И для этого существуют различные фонды. К слову,  в течение какого-времени я работал с Европейским сценарным фондом.

- Что Вы можете сказать об украинском кино?
- Я полагаю, что у Украины – большой потенциал. Есть таланты, страсть, ум, мощное содержание. Но - не хватает мастерства владения ремеслом. Поэтому истории часто получаются неуклюжими, неудачно рассказанными. Это как со скрипкой – для ее овладения нужно время, и за это время могут возникать различные звуки. История – это тоже инструмент. И любую историю можно играть, овладев инструментом.

Но не секрет, что сегодня на экране появляются истории не самого высокого качества, но они делают кассу.
- (Несколько раздраженно) Нет гарантии коммерческого успеха в любом случае, никто не может его гарантировать.
Плохие фильмы, - они всегда были, есть и будут. Да, возможно сейчас ситуация не самая лучшая. Но это означает, что доступны при создании кино именно такие истории.
Я полагаю надуманным провопоставление между артистическим совершенством и коммерческим успехом, между деньгами и качеством - это веет снобизмом. 
Все, что я могу делать, - это стремиться к тому, чтобы люди работали по максимально высоким стандартам.
Да, продюсеры иногда ошибаются. Но поверьте, каждый из них мечтает найти хороший сценарий. Вы читали когда-нибудь штук 20 сценариев подряд? Поверьте, 99% - это дерьмо. Они ужасны.
И продюсер как никто другой заинтересован найти хорошую историю, которая понравилась бы зрителю и принесла кассу.

- А Вы согласны с мнением,  что золотой век кино ушел?
- Да. Но сейчас новое золотое время – у ТВ. Во всяком случае, на американском ТВ. 
Истории же могут быть не только в кино, - но и на ТВ, в книгах. На любых медийных платформах. Ничего нового не происходит: в 19 веке на смену другим литературным формам пришла новелла, в 20 веке говорили о закате театра и боготворили кино.  Но сама по себе хорошая история всегда будет востребована... У вас показывают американские сериалы?

 Да. «Секс и город», «Клан Сопрано»…
- Да, да. Они очень высокого качества.
Продюсеры – делают деньги. И они заинтересованы в том, чтобы делать хорошие фильмы. И если фильм будет крутым, то будут хорошие деньги.

- А что бы Вы посоветовали сценаристу, живущему в стране, где большое кино не снимают, а телесериальное производство еще не столь высокого качества?
- Писать новеллы. Если есть талант – почему бы и нет. И если произведения талантливы - по ним потом  снимут фильмы.
Главное, - прекратить ныть и продолжать писать. Ручка, бумага и воображение – они доступны в любой ситуации.

 Ярослава Наумова

Авторские колонки 
Андрей Пясецкий
моБилль о правах
Агентства 
АГЕНТСТВА125
МЕДИА70
ГРУППЫ9