21mar2005

Победитель получает все. Когда появится WPP Russia?

Автор: Ростислав Касьяненко

До тендера по Gillett, состоявшегося полтора года назад, по большому счету, у глобальных клиентов не было на 100% жестких общемировых сетевых контрактов только с ОДНИМ агентством. Решение, как правило, все же отдавалось на откуп местному топ-менеджменту в рамках здравого смысла. По мере дальнейшей глобализации рынка коммуникаций, ситуация изменилась. По крайней мере, WPP сейчас подписывает именно такие контракты - либо все, либо ничего.

Благодаря таким жестким контрактам, кроме ежегодных платежей сетям их законных fee [речь идет о традиционной франшизе], Лондон получает еще и отчисления за глобальный экаунтинг. За солидных клиентов (скажем, уровня Kimberly Clark в MindShare) они могут составлять до 40% годовой комиссии местного офиса.  До сих пор общепринятой практикой была выплата fee тому рынку, который прислал тебе клиента. «Действительно, такие случаи - отнюдь не редкость, - поделился с AdReport руководитель одного из украинских агентств.

- Звонят нам, скажем, поляки или греки и говорят: «Финансовые рамки должны быть такие-то, комиссия (общепринятая для региона) такая-то». С этой комиссии мы должны отдать определенную сумму за этого клиента тому же греческому офису. Это нормально. Но, чтобы отчислять не рынку, который тебе дает клиента, а в центральный офис?! В этом плане как-то медиа-директор известного агентства жаловался, что Carat выставил по «Балтике» им комиссию 0,8%, из которых 70% нужно было отдать Германии. Агентство на эти условия, насколько я понимаю, не пошло».

Что же касается Мартина Соррела, то ему, похоже, удалось выстроить в WPP новую пирамиду заработка. В этой ситуации у него, по большому счету, нет особой нужды в приобретениях новых агентств. Штаб-квартира WPP весьма неплохо зарабатывает на глобальных отчислениях своих подразделений.  Не в последнюю очередь по этой причине г-н Соррел, видимо, начал вести переговоры с акционерами группы компаний «Видео Интернешнл» о консолидации активов представительских офисов в Москве под мегазонтиком WPP Russia.

То, что в конце прошлого года они застопорились, является сегодня уже секретом Полишинеля. Дело, думается, здесь не только в том, что собрать под одной крышей столько агентств, выкупив доли у их сегодняшних владельцев, не так просто. Хотя и невозможным для «ВИ» считать это может лишь человек, неискушенный в рекламном бизнесе. 

Версию о том, что после сомнительной продажи «Юганскнефтегаза» и «Дела ЮКОСа» инвестиционная привлекательность России упала настолько, что открытие холдингом WPP корпоративной «дочки» в Москве пошатнет его положение на фондовом рынке, AdReport также склонен считать преувеличением. 

Что же касается того, что Мартин Соррел не вышел на переговоры с русскими коллегами лишь потому, что они были в смокингах, но без бабочек (или в бабочках, но без смокингов?), вообще стала притчей во языцех, которую в качестве главного рождественского анекдота цитировали на вечеринках в Москве и Киеве на рубеже 2005 года. Очевидно, большие люди просто не могут договориться о цене, что, согласитесь, является абсолютно нормальным.

Авторские колонки 
Андрей Пясецкий
моБилль о правах
Агентства 
АГЕНТСТВА125
МЕДИА70
ГРУППЫ9